sslon: (Default)
Что-то меня пропёрло на названия станций метро :). Сегодня мы будем исследовать, откуда есть пошлО название Сходненской.

Ни для кого, думаю, не секрет, что в тех краях протекает речка такая, Сходня. Речки - это не метро и даже не улицы, имена им придумывали так давно, что никто уже не помнит, как это было. Поэтому имею несколько версий, склоняясь, тем не менее, к последней из них.

Версия первая состоит в том, что якобы в здешних местах был крутейший базар, где можно было по разумной, или, как говорят, сходной, цене купить буквально всё - от сапожной ваксы и кислых щей до дойной коровы и продажной любви. Современные "Ашаны" отдыхают, короче.

Вторая версия такова. Давным-давно, на заре нашей государственности, молодую Русь любили доставать дикие и злостные кочевники. Среди них давно ходили слухи, что в дремучих лесах по реке Москве жили и жирели некие люди, которых до сих пор никто не грабил. Кочевники ломанулись устранять эту недоработку и... заблудились. Бродили они по лесам год, другой, третий, питались белками и бобрами и совсем одичали. И лишь на исходе третьего года случайно наткнулись на берегу небольшой лесной речки на местных жителей. Те, видя такую неприятность, споро вооружились дрекольем и сошлись наконец с неприятелем в серьёзной схватке. Наши, конечно, кочевников сделали. Хотя те нас и побили изрядно.

Ну а третья версия связана с именем известного всей Москве Юрия Долгорукого. Как у всякого приличного князя, был у Юрия крутейший конь. Такой, что из воды, огня и даже медных труб вынесет. Но, к несчастью, лошадиный век в очередной раз оказался короче человеческого, и конь пришёл в негодность. И стал князь искать ему замену.
Вдруг на радость всей Москве в княжеской конюшне на свет появился жеребёнок. Красивый - слов нет. Долгорукий сразу понял, что это будет его будущий верный друг и средство передвижения. Но довольно скоро выяснилось, что жеребёнок был не без дефекта: несмотря на изрядный по конским меркам возраст, он совершенно не мог стоять. Каждое утро князь приходил на конюшню и зычно кричал конюхам:
- А ну станови!
Жеребёнка подымали на ноги, но ноги немедленно разъезжались в стороны. Если нужда заставляла князя отправляться в дальний путь, коника грузили на возок и везли в княжеском обозе. На любой мало-мальской стоянке жеребёнка снова и снова пытались поставить, но он стабильно падал. После третьей попытки князь обыкновенно махал рукой, и животное затаскивали обратно на тележку.
Что делать с такой животиной, Юрий не знал. Пустить его на мясо и съесть было противно, скормить волкам - жалко. К тому же князь, как истинный христианин, не хотел обижать божью тварь. Наконец, он помнил, какая неприятность случилась с его предком Олегом, когда тот попытался попинать ногами лошадиный труп, и в принципе боялся мёртвых коней. Так что жеребёнок всё наматывал и наматывал километры за своим хозяином, но лёжа.
И вот как-то раз князь отправился по дипделам в Великий Новгород. На первой стоянке он ступил на землю, потянулся и привычно посмотрел на возок с коником. Коника не было.
- Князь! Князь! - бежал к нему с криками пузатый боярин. Борода боярина развевалась на ветру, как полотенце. - Князь, у твоего коня ноги в кучку сошлись!
Юрий, конечно, обрадовался, но виду не показал.
- Веди! - сурово сказал он.
А коник меж тем научился не только стоять, но и прыгать. Дюжина дружинников обступала его кольцом с целью спутать. Но жеребёнок неожиданно подбежал к одному из них и с размаху стукнул копытом по причинному месту. Дружинник согнулся, а коник воспользовался моментом, прорвал оцепление и ускакал.
- Ну и хер с ним! - в сердцах сказал Юрий. - Всё равно был дурной.
Это был первый случай, когда простое название буквы обрело столь негативный смысл.
sslon: (Default)
Поскольку я тут как есть немного болею и на работу опять не хожу, расскажу-ка историю названия ещё одной станции московского метро. Есть такая станция - Братиславская.
Достаём карту, ищем раз, ищем два... Ага, вот она! А вот рядом Братиславская улица. Ну что ж, будем, как водится, рассказывать, отчего эта улица так назвалась.

Давным-давно, когда в здешних палестинах уже не было деревни, но город был ещё не вполне себе город, когда район застраивался, благоустраивался и комфортабельнел, жил там один молодой человек именем Славик. Как-то раз на центральной местной улице торжественно открывали новый светофор. Славик тусовался в толпе зевак.
- Нет, а вы знаете, кто нам устроил новый светофор? - вдруг громоко спросил он в никуда. Окружающие оглянулись.
- Это мой брательник постарался. Он у меня большой человек. Сказал, мол, нечего моим землякам под машинами давиться, будет им новый светофор.
- Брешешь, милок, - недоверчиво сказала какая-то старушка. - Даже в Москве ещё ентих светофоров всего ничего, как волос у мово деда. Нешто твой брат такой сильный?
- Да нет у него никакого брата! - вступила в разговор другая баба. Она как раз шла с местного рынка, неся в корзинке только что купленное сало. - Я целый год в церкву ходила, вымаливала нам эту агрегатину.
- Да ладно тебе! - обиделся Славик. - Говорю тебе, братан это мой. Небось видела его, он в прошлом году к нам приезжал. Лысый такой и в кепке. Забыла уж всё со своим салом.

Через год пришла пора торжественно открывать новое здание местной больницы. Местный руководитель перерезал красную ленточку и начал читать речь. Поблагодарил строителей, пожелал успеха врачам и только хотел зачитать по слогам пассаж о вводе в эксплуатацию нового па-то-ло-го-а-на-то-ми-чес-ко-го отделения, как к нему подошёл Славик и что-то шепнул. Руководитель удивился, но сказал:
- Товарищи! Этот товарищ говорит, что мы должны поблагодарить его брата. Как зовут? - спросил он у Славика.
- Славик, - ответил тот, думая, что интересуются его именем.
- Спасибо товарищу Славику! Ура, товарищи!

И более ни одного важного события в районе не происходило без упоминания загадочного брата. Что бы хорошего ни случилось, все знали: это Славиков брат постарался. И когда пришла пора давать имя свежепробитой через местные поля и помойки улице, местные жители собрались и стали писать куданадо письмо с просьбой увековечить имя своего благодетеля.
- А как его зовут? - спросил кто-то?
- А кто его знает! Славик! Слаавиик!!
Но впервые Славика под рукой не оказалось. Он как в воду канул. И в письме написали: так, мол, и так, не знаем, как его зовут, но вы уж там назовите нашу улицу в честь брата Славика. Мол, разберитесь уж там. А гденадо разобраться не сумели, но просьбу почему-то уважили. И улица стала Братиславской.
sslon: (Default)
Все знают, что в Москве есть станция метро с таким названием. И названа она, что характерно, по имени прилежащей площади. Но мало кто знает, почему так назвали площадь.
Начнём, как грится, ab ovo. В давние времена жил такой человек, Альбрехт Дюрер, который очень любил всё измерять. Мерил пернатых, хвостатых и даже двуногих, считал пропорции, а потом создавал точно выверенные рисунки живых существ. Странно, да? Но у него были последователи, а среди оных даже, не побоюсь этого слова, женщины. И одну из них звали, ну... скажем, Константиновна. Была она сущий Дюрер в юбке.
А у Константиновны был Ильич. Это был не просто любимый человек и верный друг, но и традиционный объект измерений. Константиновна знала, что потомков будут интересовать физические параметры Ильича, и старательно их фиксировала: длина, толщина, масса, объём... И лишь с площадью поверхности была проблема. Попытки использовать палетку были безуспешны. Ильич вырывался, махал руками, кричал, что ему щекотно, и даже называл Константиновну дурою. Использование мокрой (для лучшего облегания) простыни тоже не привело к желаемому результату, только добротный предмет постельного белья был безнадёжно испорчен. Но как-то раз, когда они железною дорогой ехали в ближний пригород отдохнуть от важных дел и заодно научить встречного мужика правильной жизни, Константиновну вдруг осенило. Как она решила свою проблему, никому не ведомо. Говорили только, что они вдруг вскочили со своих мест, стремглав кинулись к дверям, сорвали стоп-кран и были таковы. И там, где сейчас станция метро и ходят трамваи, была впервые установлена Площадь Ильича. И все были довольны. Константиновна - оттого, что решила давнюю проблему. Ильич - оттого, что его не щекотали палеткой и не заворачивали в мокрую простыню. Да и вообще, говорят, измерение площади принесло им море взаимного удовольствия. А потомки были довольны потому, что им, потомкам, по идее, полагается знать о предыдущих поколениях как можно больше. И такие площади в том числе.

October 2015

S M T W T F S
    123
45678 910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 24 Jul 2017 04:28
Powered by Dreamwidth Studios